Эротические образы в истории плаката

 

Плакат – явление уникальное и относительно молодое, насчитывающее всего-то чуть более 100 лет от роду. Рекламный плакат предлагает, приглашает, подсказывает, зазывает, навязывает, вопит, насилует! Он создаёт и целенаправленно культивирует вымышленный мир, в котором всегда светит солнце, грохочет музыка, а великолепные любовники порой демонстрируют формы поведения, не всегда укладывающиеся в общепринятые нормы.

Практически с самого момента появления плаката ему были присущи не только активная действенность и яркая метафоричность, но и высокие художественные качества, особая ясность и лаконизм выражения. Уже в конце XVIII в. появились печатные и рисованные афиши различного толка, которые были широко распространены до появления в конце XIX в. собственно плаката в современном понимании этого слова. Ведь только новые технические возможности позволили превратить плакат в искусство яркое, многократно тиражируемое, дешёвое и поэтому доступное каждому, организующее городскую среду и общественный интерьер, а также создать совершенно новую форму выражения, созвучную времени. Несмотря на смену художественных стилей, многообразие почерков и исканий художников, плакат всегда оставался живым образом эпохи, зеркальным отображением жизни, откликом на насущные проблемы общества.

С самого первого дня эротическая тема занимала как художников, работавших в этом жанре, так и их заказчиков, считавших, что женские прелести (и не только) помогут скорее привлечь потенциальных клиентов, увеличат число зрителей или покупателей. Конечно, каждая эпоха призывала на подиум рекламы новых секс-символов. Но всегда их функции оставались неизменными – заставить обывателя возжелать тот или иной товар, устремиться в тот или иной ресторан, проглотить новый фильм или ревю.

Одним из главных моментов становления рекламного плаката в конце XIX в. стала бурная культурная жизнь, а также жизнь ночная. Кабаре, кафешантаны, дансинги, сомнительные ревю, звёзды полусвета, театр, художественные и промышленные выставки, возобновлённые Олимпийские игры имели тогда определяющее значение, будоражили душу и плоть миллионов людей.

Вся эта визжащая и хохочущая жизнь находит отражение в наполненном эротикой рекламном плакате рубежа веков. Но то, что могло бы оскорбить чувства зрителя, подаётся достаточно изящно, с большим чувством стиля и такта. Мелькают женские ножки, голову кружат смелые декольте и обнажённые плечи, красавицы томно улыбаются, взоры их недвусмысленно влекут в пучину наслаждения. Европа упоённо танцует, Париж наслаждается Иветт Жильбер и Лой Фуллер, слава Сары Бернар в зените, публика пожирает глазами великолепные тела модных атлетов, появляются и исчезают новые журналы, гремят международные выставки. Ошеломлённый обыватель не успевает следить за всевозможными открытиями и восторгается чудесами техники. Клео де Мерод эпатирует общество своим скандальным романом, а дамы щеголяют прической в её стиле. Именно в это время художников начинает привлекать мужское тело, которое они смело обнажают, почти срывая покровы тайны. Нагие герои появляются в самых неожиданных аллегориях, рекламируя самые, казалось бы, неподходящие товары.

Первая мировая война разбивает этот зыбкий мир. Рекламный плакат 20 – 30-х годов приобретает совершенно иное лицо. Бурное развитие промышленности и конкурентная борьба приводят к широкому использованию рекламы. Художники ищут яркость и броскость стиля, учитывая как новые потребности публики, так и новый ускоренный ритм жизни. Особенно выделяются в этом ряду конструктивистские плакаты, для которых характерны особая экспрессия и заострённость художественного языка.

Сохранилось сравнительно немного рекламных плакатов этого времени, развивающих эротическую тему. Во многом они используют образные достижения югенд-стиля или декоративную систему ар деко. Эротический накал рубежа веков уступает место «здоровому образу жизни».

В середине 40-х годов начинается возрождение чувственного, эротического начала в рекламном плакате. Война закончилась, девушки беспечны, веселы и доступны, головы кружит эйфория победы. Очевидно, что именно это и послужило одним из главных импульсов для создания многих искрящихся жизнью рекламных плакатов послевоенной поры. Реальные красавицы, всё более напоминающие соседских девчонок, рекламируют кока-колу и другие достижения американской цивилизации. А вот 50-60-е годы связаны с небывалым расцветом киноплаката, утвердившего иной идеал женской красоты. На плакатах появляются самые знаменитые красавицы своего времени, среди которых особенно выделяются Мэрилин Монро и Элизабет Тейлор. Шикарные Ронда Флеминг, Дэбра Кэрр и За За Габор приковывают внимание смелыми туалетами, раскованностью поз. Тогда эти зазывные образы, растиражированные по всему миру, казались апогеем откровенности, балансирующей на грани дозволенного. Публика могла любоваться не только великолепными формами кинодив, но и страстными объятиями, жгучими поцелуями, будившими воображение. С актёрами дело обстояло иначе, их не надо было раздевать и располагать в выгодных позах, хотя и такие варианты имели место. Мужественная красота Берта Ланкастера или Хэмфри Богарта не нуждалась в дополнительных аксессуарах. Чего стоил один лишь пристальный взгляд Джеймса Дина! Результат же был просто ошеломляющим. Толпы поклонников и поклонниц осаждали кинотеатры, желая воочию убедиться в притягательной силе любимых секс-символов.

Сексуальная революция совершает переворот в сознании, коренным образом изменяет устоявшиеся взгляды, раздвигает рамки дозволенного и полностью меняет модель поведения для миллионов людей. То, что ещё вчера казалось вызывающе смелым новаторством, выглядит предельно целомудренным, таким робким и старомодным. Уже никого нельзя поразить «глубоким вырезом» или лебединым изгибом шеи. Художники блестяще интерпретируют стилистику рубежа веков, создавая совершенно новые образы, созвучные своему времени. Появляются достаточно смелые плакаты, соединяющие предельную обнаженность и высокий артистизм исполнения.

Наступает эпоха СПИДа. Его страшатся, но в то же время о нём хотят забыть хоть на миг. Рекламный бизнес, вступает в новую стадию развития. Модели стремительно молодеют. Дома высокой моды, косметические фирмы и престижные компании по производству одежды провозглашают юность (даже подростковую субтильность) идеалом, коему следует подражать, затаив дыхание. Эталоном красоты и сексуальной привлекательности становятся мальчики и девочки, едва переступившие порог совершеннолетия. Рекламный плакат фиксирует все эти перемены. Мода на унисекс стирает различия между полами и, в который раз, меняет стиль поведения. Обыватель недоумевает, видя на рекламном плакате целующихся девушек, юношей, всех вместе. Кто, есть кто? Вопрос повисает в воздухе.

В рекламный плакат активно приходят фотография и компьютер. Творчество отдельных художников сменяется продукцией модных дизайнерских агентств. Становятся другими и традиционные, устоявшиеся за 100 лет размеры рекламного плаката. Зачастую формат его увеличивается вдвое (а то и больше), для него отводятся специально предусмотренные места.

Реклама опять широко обращается к мужскому телу как к своеобразному двигателю торговли. Место пышногрудых див или улыбчивых домохозяек постепенно вытесняют полуобнаженные герои, рекламирующие буквально всё – начиная от продукции актуальных джинсовых фирм и кончая стиральными машинами. Публику волнуют мужские ноги, мускулистые загорелые торсы и лёгкая трехдневная небритость. Босоногие красавцы и их спутницы, что называется, «уничтожают» рядового покупателя, вселяя в него комплекс неполноценности. Что это, ориентация на слабую половину человечества, открывшую для себя мужской стриптиз и страстно желающую скупать всё подряд, или заискивание перед вкусами состоятельного гомосексуального потребителя? Очевидно, и то, и другое. Никогда ещё рекламный плакат не был столь откровенным и эротичным. Хороши любые средства. Это и ставка на тщательно скрываемые инстинкты, и развенчание церковных устоев, и даже спекуляция на детской незащищённости. Всё на продажу. Но, как ни странно, «полная обнажёнка» воздействует вяло. Зритель устаёт от мелькания ягодиц, татуированных бицепсов, силиконовых грудей и невыносимо длинных ног. В конце концов, нагота остаётся незамеченной.


Итак, почти все покровы сорваны и, казалось бы, всё сказано… Что же дальше? Чем сможет удивить, поразить и обескуражить рекламный плакат в XXI веке? Сохранит ли он свой эротический потенциал? И вообще, сохранит ли он свои традиционные функции, классическую форму и образную структуру? Какие новые технологии перевернут представление о нём? Смогут ли будущие секс-символы сказать нам что-то сокровенное? Смогут ли они изменить нас?

Автор: Дмитрий Зиновьев

http://www.limon.ua/

Advertisements

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s